Интервью: Масахару Коно, чрезвычайный и полномочный посол Японии в РФ

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я приветствую в студии г-на посла Японии, здесь у нас. И поскольку только что завершился визит премьера Путина в Японию, я хотел бы понять, как Япония расценивает результаты визита премьер-министра Путина.
Масахару Коно , чрезвычайный и полномочный посол Японии в РФМ. КОНО: Я хотел бы представить себя. Я Коно Масахару – полномочный посол Японии. Я благодарен Вам и дорогим слушателям за то, что вы пригласили меня сюда. Дело в том, что лишь через три недели после того, как я начал работать в качестве нового посла в Москве, состоится визит г-на Путина в Японию. Так что я чрезвычайно занят подготовкой к его визиту в Японию. Короче говоря, одним словом, его визит имеет очень важное значение. Особенно в следующих двух моментах. Прежде всего самое важное – это тот факт, что в ходе его визита, премьер-министр г-н Путин, а так же наш премьер-министр г-н Асо (премьер-министр Японии Таро Асо) выразили большие намерения поднять отношения на более высокий уровень.

И прежде тем, как говорить о втором моменте, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что премьер-министры, лидеры двух стран, их задача не только обозначить путь на развитие двусторонних политических отношений, но и, прежде всего, нужно определить возможные ориентации на основе всех результатов, которые были достигнуты в настоящем времени. Прежде всего я хотел бы подчеркнуть, что в 2003 году был принят план действия. Он был подписан тогдашним президентом Путины и японским лидером. И можно сказать, что за прошедшие 6 лет во многих областях, предусмотренных в этом плане был достигнут заметный прогресс.

И на основе этого оба лидера подтвердили, что Япония и Россия имеют сильное тяготение к тому, чтобы активизировать и наращивать план взаимодействия в таких областях, как взаимодействие в азиатско-тихоокеанском регионе, а так же укрепления стратегического партнёрства.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как я понимаю, главной проблемой, главным условием бурного развития наших отношений является территориальная проблема. И об этом говорил и президент Медведев в феврале на Сахалине при встрече с вашим лидером, и президент Путин. Но воз и ныне там, – как говорит русская пословица. Кажется, ничего не двигается. Является ли г-н посол, который участвовал в переговорах, оптимистом в вопросе возможности решения территориальной проблемы, я имею в виду прежде всего Курилы. Дело в том, что сегодня, как сообщают информационные агентства, премьер-министр Асо заявил о неизменности подхода к Южным Курилам, неизменность японского подхода.

М. КОНО: Прежде всего я хотел бы сказать, что я дипломат, посол Японии в России. И более того, я оптимист. Но даже если я оптимист, что касается территориальной проблемы, которая не получала урегулирования за прошедшие 60 лет, на мой взгляд, я считаю ,что эта проблема настолько сложна, что не позволяет мне легкомысленно говорить, что я могу стать оптимистом, могу стать пессимистом. Я воспринял Ваш комментарий, как в том числе результат недавнего визита премьер-министра в Японию, не намечалось никакой подвижки.

Но эта проблема такая серьёзная, которая не позволяет мне говорить с рывка, можно сказать. Одновременно я хотел бы обратить ваше внимание на то, что состоялась встреча, на Сахалине тоже состоялась. И там г-н Путин посетил Японию. И кроме того, в Италии предстоит новая встреча наших лидеров. И я чувствую, что сейчас постепенно активизируется практический момент. Сейчас Вы сказали, что г-н Асо сказал, что позиция японского правительства в этом вопросе остаётся неизменной. Я хотел бы обратить ваше внимание, что г-н Президент Дмитрий Медведев сказал, что он считает необходимым работать над этим вопросом, придумывать оригинальный и нестандартный новый подход.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понимаю, что японская сторона, отвечая на то, что сказал Президент Медведев, готова искать какую-то новую конструкцию решения территориальной проблемы?

М. КОНО: Поскольку Президент Медведев дал указание на рабочем уровне искать и рассматривать новые подходы, мы обращаем большое внимание в течение ближайших 2-3 месяцев, как российская сторона внутри власти будет рассматривать такие возможные подходы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это российская сторона, новый подход. А от японской стороны можно ожидать нового подхода? Российская сторона – понятно. Дал ли премьер-министр Асо тоже команду искать новые подходы?

М. КОНО: Поскольку позиция по необходимости создания новых подходов была выражена Президентом РФ г-ном Медведевым, мы в свою очередь будем проводить и проводим, в том числе будем и на неофициальном уровне шаги, с учётом возможного подхода со стороны России. Жалко то, что здесь не место переговоров, поэтому больше вдаваться в подробности я не буду. Но я хотел бы сказать, что самое большое. В течение ближайших месяцев Япония и Россия будут вести переговоры и спокойно в честном сотрудничестве, при честных контактах друг с другом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно ли я понял, что при саммите «Джи-8» в Италии планируется встреча между Президентом Медведевым и премьером Асо в том числе и по этой проблеме?

М. КОНО: Я думаю, что да. И наверное, самой большой подвеской дня на предстоящей встрече в Италии, наверное, станет эта проблема и заключение мирного договора. Я в начале упомянул о том, что между нами имеется план действий. Одним из основных направлений этого плана является вопрос заключения мирного договора. Конечно, поэтому в этом направлении мы должны двигаться дальше, и тем самым необходимо вывести отношения на стратегически высокий уровень. Вот это является общей политической волей японского лидера и российского лидера.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, что меня насторожило во всей этой истории, чтобы завершить эту тему, сразу после визита г-на Путина в Токио, должен был начаться безвизовый обмен между Южными Курилами и Хоккайдо. И этот обмен отложился 15 мая. Он не состоялся, как утверждает российский МИД, по вине японской стороны. Возможно ли, чтобы ещё в этом году это началось, как первый шаг к решению этой проблемы? То есть, кажется направление назад?

М. КОНО: Я хотел бы отметить, что сразу после того, как на правительственном уровне была достигнута договорённость о первой группе, сразу и в российской, и в японской стороне начался самый длинный отпускной период. Поэтому такие обстоятельства может быть стало определённым препятствием. Я считаю, что это только техническая проблема, касающаяся процедуры. Я не хочу говорить, кто виноват – японская или российская сторона, поскольку мы уже договорились ещё дальше двигаться вперёд, в том числе и в рамках безвизовых обменов. Эта проблема только техническая, процедурная.

Я хотел бы сказать, добавить два момента. Во-первых, вчера полностью завершились все необходимые процедуры. Уже можно сказать, что с 22 мая безвизовый обмен с островами конкретным образом будет установлен. Я хотел бы оглянуться на прошлое. С 1991 года безвизовый обмен с четырьмя островами благополучно продолжался на основе мудрости двух наших правительств. И самое важное – это и в будущем продолжить безвизовые обмены между островами, поскольку они вносят большой вклад в укрепление взаимопонимания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хоть хорошая новость, во всяком случае, господин посол. Спасибо Вам за эту новость. Теперь несколько слов об экономическом кризисе. Не секрет, что многие россияне, многие наши слушатели смотрят на Японию, как на цветущую страну, страну цветущей экономики. И всегда смотрели так. А сейчас мировой кризис ударил и по России, и по Японии. Вопрос. Какая с Вашей точки зрения главная проблема японской экономики и в этом вопросе, в развитии экономики, Вы скорее оптимист, г-н посол, или скорее пессимист?

М. КОНО: Вчера было опубликовано о том, что если посмотреть результат роста ВВП за первый квартал этого года с января по март, то эта цифра зафиксирована как минус 15,4%. Это наихудшее рекордное число за всю историю после окончания Второй мировой войны. Если посмотреть на рост ВВП за аналогичный период в России, то минус 9,5%. А у нас минус 15,4%. И та, и другая страна находится в сложном состоянии. Конечно, такие цифры заставляют меня стать пессимистом. Но одновременно я хотел бы сказать такие данные в качестве оптимиста.

Японская сторона, находясь в такой ситуации, знала, что нужно нам делать, находясь в такой ситуации. Если посмотреть на прошлое, то развитие японской экономики обеспечивалось активным экспортом. Но находясь в нынешней критической ситуации, уже стало ясно, что большая зависимость от экспорта имеет свой предел. И мы сейчас исходим из того, что нужно обеспечить наш собственный рост путём активизации региона в целом, в том числе азиатско-тихоокеанском регионе. В этом контексте японское правительство разрабатывает стратегии на рост в будущем.

В соответствие с этой стратегией так же обеспечивается дополнительное финансирование. Я считаю, что конечно, краткосрочная перспектива, на один или два года, я не могу стать оптимистом, но если стать в более долгосрочной перспективе, то есть в ближайшие 2-3 года, то я не исключаю возможности восстановления японской экономики до достаточного уровня.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Г-н посол, одной из проблем экспорта японской промышленности был экспорт японских автомобилей сюда, в Россию. Известно, что правительство г-на Путина ввело некие протекционистские меры, касаясь японских автомобилей, в частности – место руля. Обсуждался ли этот вопрос с Японии между г-ном Путиным и г-ном Асо о протекционистских мерах российского правительства, относительно вводя японских автомобилей, в частности, на Дальний Восток.

М. КОНО: Да, этот вопрос был обсуждён, поскольку к этому вопросу имеет большой интерес японский бизнес. Так же этот вопрос был затронут в ходе встречи между лидерами. Конечно, у нас никакого намерения вмешиваться во внутреннюю политику, разрабатываемую г-ном Путиным. Но я хотел бы отметить, что у нас имеется общая позиция, согласно которой необходимо бороться решительно с протекционизмом среди стран в группе Двадцати. И одновременно я хотел бы отметить, что г-н Путин тоже в свою очередь сказал о необходимости решительно бороться с протекционизмом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Всё-таки, есть конкретный вопрос про автомобили. Было ли какое-то решение между лидерами, были ли какие-то поручения даны ещё раз вернуться к этому вопросу? Очень много людей интересуется этим вопросом в России.

М. КОНО: Конкретного решения, конкретных мер не принято.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И ещё один важный вопрос, последний, может быть, это вопрос о том, в условиях кризиса развиваются японо-российские экономические отношения, или они сжимаются, замораживаются, или мы разбегаемся?

М. КОНО: Конечно, сейчас Япония и Россия находятся в критическом состоянии, повторяю, что я оптимист. И как оптимист, я считаю, что нам необходимо воспринять этот нынешний кризис как шанс, как возможности для того, чтобы ещё больше развивать наши контакты. Конечно, этот экономический кризис – это такой кризис, который происходит, наверное, только один раз в столетие. И поэтому завтра и послезавтра нынешний кризис даёт нашим контактам развиваться в конкретной форме или нет. В этой связи я хотел бы, если есть какая-то договорённость между нами, то я хотел бы сказать следующее.

Почему я сказал в будущем, если будет договорённость. Моё соображение заключается в том, что мы, находясь в долгосрочной перспективе, должны построить низкоуглеводное [ред.: низкоуглеводородное?] общество, и в Японии, и в России. Это наша общая ответственность. Во время нынешнего визита г-на Путина в Японию был достигнут ряд договорённостей, в том числе об эффективном использовании энергетики. И это эффективное использование энергетики – это в долгосрочной перспективе имеет важное значение для всего мирового сообщества. А также через сотрудничество и действия путём проведения и реализации эффективности, наверное, можно найти новый спрос, несмотря на то, что мы сейчас находимся в экономическом кризисе.

В этот раз было подписано соглашение о мирном использовании атомной энергетики. Этот документ имеет очень важное значение в том плане, что Япония и Россия в будущем сотрудничали для использования нового вида энергетики.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Важный аспект гуманитарный между двумя странами, в том числе в экономике. В своём интервью нашим коллегам из агентства ИНТЕРФАКС Вы сказали, что ежегодные поездки японцев в Китай – 5 млн. человек, а в Россию 150 тыс. человек. Как сделать облегчение бизнесменам из России, чтобы ездили в Японию, японским бизнесменам – чтобы ездили в Россию. Почему японские бизнесмены так мало ездят в Россию?

М. КОНО: Вот это именно моя главная задача в качестве посла. Это наверное определённое влияние. Наверное и сейчас немало тех, кто считает, что между Японией и Россией больше расстояние, чем на самом деле. Но опять, если ещё раз возвратиться к оптимистичной позиции, если между нами сейчас ездят только 150 тысяч человек, то это означает, что у нас ещё обширная возможность для наращения наших контактов.

И в этот раз визит г-на Путина на основе общего понимания необходимости активизации контактов, было подписано соглашение о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах. Конкретно говоря, проводится упрощение процедуры обмена информацией, и это соглашение, наверное, станет важным этапом для дальнейших японо-российских экономических контактов. И кроме того, в этот раз было подписано соглашение о взаимной правовой помощи. Для Японии Россия соседняя страна, поэтому между нами ездят в том числе и плохие люди.

И в процессе дальнейших японо-российских отношений в качестве соседних стран мы пришли к единому мнению о необходимости осуществлять сотрудничество, в том числе и работа с преступниками. И премьер-министр г-н Асо, и председатель правительства г-н Путин, исходя из позиции, устремлённой в будущее, договорились об этом документе. Я считаю, что эти договорённости являются символическими и обозначают то, что может быть это соглашение станет символически важным этапом для дальнейшего расширения наших контактов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ещё вопрос о продолжительности виз. Сейчас между Россией и Японией действуют, как правило, одногодовые визы. Естественно, это не способствует бизнесу. Были ли переговоры об увеличении срока выдачи виз японским и российским бизнесменам для работы. И членам их семей, конечно же.

М. КОНО: Дело в том, что в области увеличении визовой поддержки мы проводили уже несколько лет переговоры. И в этот раз была достигнута договорённость о сокращении и упрощении процедуры выдачи визы. Я надеюсь на то, что в обозримом будущем будет сформировано соответствующее соглашение. Я считаю, что Япония и Россия сейчас находятся в таких отношениях, как взаимодействующие отношения, имея в виду, что если экономические контакты развиваются, то понадобится политическая договорённость. Если она достигнута, то это способствует ещё большим экономическим контактам.

Если, допустим, японо-российские отношения не имеют важного значения, то наверное, нет необходимости работать таким образом. Но мы, предвидя дальнейшее развитие японо-российских отношений на правительственном уровне и на уровне бизнеса, мы работаем и будем работать таким образом, что в будущем мы должны работать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Последний вопрос Вам, г-н посол. Послы обычно работают на будущее. Но срок службы посла достаточно короток. И за свой срок посол, любой посол, любой страны успевает сделать немного. Что бы Вы хотели сказать, когда Вы закончите здесь, в Москве, свою службу, чем бы Вы хотели гордиться и сказать: «Это сделал именно я, пока я был послом»?

М. КОНО: Это очень сложный вопрос.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я его оставил под конец.

М. КОНО: Если сказать абстрактно, это конечно сближение Японии и России. Поставить цель на цифровой основе – это всегда трудно для дипломатов, в дипломатической деятельности. Поэтому достичь или не достичь, я не говорю. Но о чём я сейчас мечтаю. Я могу сказать, что я прилагаю максимальные усилия в своей дипломатической работе, мечтая о том, что вопрос заключения мирного договора, территориальные проблемы, которые не получили окончательные решения, получат решения, и тем самым построить искренние японо-российские стратегические отношения.

Дело в том, что прошёл месяц после того, как я приехал в качестве посла. Я был очень занят. Если такие напряжённые дни продолжатся в будущем 2 или 3 года, то это тяжёло. Конечно, я выполняю максимально, я стараюсь усердно работать. И одновременно, если у меня будет свободное время, то я хотел бы больше познакомиться с простыми московскими гражданами, москвичами. И хотелось бы, конечно, познакомиться с российской культурой и историей. Россия такая мощная, такая большая, такая великая страна! К тому же Россия – сосед Японии. В качестве японского дипломата я не могу закончить свою дипломатическую миссию, не зная о России.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое, г-н посол. Спасибо.

Оригинал публикации: “Эхо Москвы“.

Comments are closed.